[ГЛАВНАЯ] [ИНТЕГРАТИВНАЯ МОДЕЛЬ СВОБОДНОГО АССОЦИАТИВНОГО ЭКСПЕРИМЕНТА ] [ФОРУМ]

Горошко Е.И.

Глава 5 Методические проблемы проведения свободного ассоциативного эксперимента

Хотя эксперименты могут быть объективны,
они редко бывают беспристрастны.

С. Мильграм

Как показал анализ содержания работ в области применения САЭ, диапазон решаемых с его помощью задач крайне широк. В силу своей простоты и высокой информативности он прекрасно зарекомендовал себя для решения теоретических и практических задач в психологии, лингвистике, психиатрии и прочее.

Хотелось бы заметить, что искусственная ситуация ассоциативного эксперимента является тем не менее достаточно гибкой и свободной. В самом задании САЭ - “ответить на предъявляемое слов первым пришедшим в голову словом” - нет установки ни на общение с экспериментатором, ни на решение познавательной задачи. И в этом состоит его несомненное достоинство, т.к. чем сложнее и искусственнее экспериментальная ситуация, тем менее информативны оказываются полученные в эксперименте данные (Готтсданкер 1982).

Говоря об особенностях методики проведения и использования САЭ, стоит остановиться на таких моментах:

Всё это вместе представляет собой систему факторов, оказывающую сильное воздействие на достоверность ассоциативных данных и сделанных на этой основе научных выводов.

Некоторые из этих факторов изучены достаточно хорошо (например, детское ассоциативное вербальное поведение). Изучение некоторых только началось – проявление гендерного фактора на ассоциативном материале и построение мужской и женской ассоциативной картин мира в целом. Некоторые факторы являются малоизученными (например, ассоциативное поведение пожилых людей, лиц в необычном психофизиологическом состоянии) или неизученными вовсе (ассоциативное поведение человека в некоторых измененных состояниях сознания). Нами не было найдено детального описания их влияния на ассоциативное поведение в целом. Но вполне понятно становится, на сколько важен учет параметров личности испытуемого при анализе ассоциативных данных.

Если говорить о способе проведения САЭ, то, на первый взгляд, она довольно проста. Группе людей дается установка “отреагировать первым пришедшим в голову словом” и для анализа отбирается первая реакция в случае свободного ассоциативного эксперимента. Однако уже здесь скрыть ряд “подводных камней”.

Этот эксперимент можно проводить с каждым испытуемым индивидуально, например, зачитывать ему список и самому записывать реакции (но тогда, вся информации, связанная с графической стороной письма и речевыми ошибками, которые в ряде случаев бывают крайне информативны, уйдет из анализа). Иногда такая форма является единственно возможной. Например, исследуя измененные состояния сознания и работая в хосписе с умирающими от рака людьми, автор этой книги с каждым больным проводила каждую серию эксперимента строго индивидуально, а в некоторых особых случаях в присутствии лечащего врача. При этом в силу слабости больных и иных причин все реакции записывались на диктофон и собственноручно экспериментатором в специально разработанный бланк. Если эксперимент проводится в индивидуальном порядке, испытуемому сообщается, что ему будет прочитан ряд слов в быстром темпе и на каждое слово он должен будет ответить первым пришедшим в голову словом. Иногда дается инструкция, что если ничего не приходит в голову, то это тоже реакция и она учитывается. Далее экспериментатор зачитывает список слов и против каждого фиксирует словесную реакцию испытуемого. Индивидуальная устная форма проведения используется реже, чем письменная, т.к. при ней практически теряется информация об отказах от реагирования и грамматических ошибках.

В работе Ершовой (Ершова 1999, с.21) приводится пример проведения САЭ в двух формах: устной и письменной. Автору удалось установить, что форма эксперимента непосредственно связана со временем его проведения и с национальной принадлежностью информантов. Так, немцы, привыкшие к проведению и непосредственному участию в процедурах тестирования и анкетирования, предпочитали письменную форму проведения, а русские – устную. Немецкие информанты тратили гораздо меньше времени, которое требовалось для заполнения анкеты, в отличие от русских. У русских информантов время выполнения письменного задания увеличивалось в 2-3 раза. Как объясняли сами испытуемыми, им необходимо было подумать.

Более распространена групповая форма проведения САЭ. Как правило, массовый эксперимент проводится с 10 - 20 испытуемыми. Эта форма также существует в двух разновидностях: устной и письменной. Если эксперимент проводится в письменной форме, то заранее подготавливается бланк с биографическими данными испытуемых и списком стимульных слов. Рекомендуется давать до ста стимулов за один сеанс. Однако личный опыт автора свидетельствует, что наиболее эффективно информанты работают со списком около 30 единиц. Если список превышает указанный объем, то наблюдается, потеря внимания, усталость, часто снижается интерес к эксперименту в целом, что приводит к резкому возрастанию экстрасигнальных реакций (по принципу лишь бы что-то написать, чтобы “отвязались”) и отказов от реагирования вообще.

В устной форме эксперимент проводится так: перед началом эксперимента испытуемых просят поставить в левой части листа или листов бумаги числа, например, от 1 до 100, обозначающие порядковые номера будущих ответов, а наверху написать номер списка. Когда это сделано, испытуемым говорится примерно следующее: “Сейчас я буду громко читать Вам слова. Услышав каждое очередное слово, Вы должны ответить на него, не раздумывая, тем словом, которое первым придет вам в голову. Только сделайте Вы это не устно (вслух), а письменно, написав слово - ответ на листке бумаги, лежащем перед вами, против очередного порядкового номера. Записывайте только одно слово, самое первое, если вам сразу не приходит в голову никакое слово, сделайте лучше прочерк”. Чтение слов экспериментатор начинает со слов, помеченных крестиком. Свою реакцию на эти слова испытуемые записывают в конце листа бумаги. Далее экспериментатор читает слова по порядку, начиная с первого. Чтение осуществляется в таком темпе, чтобы испытуемые имели для написания слова-ответа 5 - 7 секунд. После каждых 20 слов делался перерыв на несколько минут, чтобы дать отдых испытуемым и проследить, не сбились ли они с нумерации. В конце списка испытуемых просят написать сведения, касающиеся их лично: фамилия, имя, отчество (заполнять не обязательно); год и место рождения; родной язык; образование; специальность и прочее.

В ряде работ указывается на то, что на проведение ассоциативного эксперимента могут влиять погодные условия, размещение людей в аудитории, а также поведение и личность самого экспериментатора. Нами было замечено, что сильно влияет на ассоциации пол экспериментатора, в особенности при проведении экспериментов на “гендерно маркированном материале” в условиях мужской или женской аудиторий (Холод 1997, Горошко 1997). Очень большое значение имеет правильность экспериментальной установки и “блокировка” нежелательного поведения информантов (громкие вопросы с места, просьбы пояснить ещё раз инструкцию, когда уже началась работа со списком стимульных слов, навязывания своих ответов другим испытуемым и прочее). Механизмы ассоциативного процесса слишком хрупки, и всякое “вторжение” постороннего шума и помех может привести к его необратимым изменениям и сильно исказить общую картину получаемых данных. Этих недостатков лишен индивидуальный способ проведения САЭ, однако он гораздо более трудоемок, и поэтому редко используется в исследованиях.

В этом плане являются показательными эксперименты с детьми, где экспериментатор на время превращается или в партнера по игре, или в школьного учителя, который проводит очередное тестирование. И от квалификации экспериментатора напрямую будет зависеть результат эксперимента. Личный опыт автора работы свидетельствует также, что всё же желательно, чтобы экспериментатор и интерпретатор исследования были одним физическим лицом, хотя бы при проведении нескольких серий экспериментов. Например, иногда в зависимости от целей исследования требуется пояснить некоторые ассоциации или интерпретация ассоциаций не может быть произведена однозначно. Необходимы дополнительные сведения о ходе протекания эксперимента. В этом и заключается и трудность работы с ассоциативным материалом, т.к. в САЭ прочно скрыт от исследователя сам процесс реагирования. Возникновение ассоциативной связи и её мотивировка недоступны прямому наблюдению.

После того как сбор материалов закончен, готовятся сводные данные по реакциям информантов. Для этого все ответы на каждое слово выносятся на один общий лист. Наверху (в виде заголовка) записывается слово - стимул и число, обозначающее общее количество испытуемых, участвовавших в эксперименте. Затем на листе перечисляется “в столбик” все полученные в эксперименте ответы с указанием, сколько испытуемых ответило подобным образом. Часто реакции упорядочиваются по частотному и алфавитному признакам и в последнее время сразу стали вводиться в компьютер.

При составлении ассоциативных норм и словарей для формирования списка стимульных слов используется методика генерирования случайных чисел, которая учитывает влияние расположения одного стимульного слова на другое и для каждой новой серии выборок список слов случайно тасуется (Черкасова 1996).

Отдельную проблему при проведении САЭ и, особенно в ассоциативной лексикографии, представляет отбор испытуемых в эксперименте. В основном ассоциативные нормы “отбираются” от студенческой аудитории, если перед экспериментатором не стоит специальная цель собрать данные онтогенеза или исследовать какие-либо другие факторы, влияющие на ассоциативное поведение людей. Считается, что к этому возрасту (17-21 год) формирование языковой способности уже в основном завершается. В свою очередь содержательное наполнение языковой способности (словарный запас, иерархическая структура ценностей, прагматические установки) и её формально-комбинаторные возможности у большинства людей остаются относительно стабильными на протяжении всей жизни (Караулов 1994, с.192-193). Это дает возможность изучать как бы несколько десятилетий ядро языкового сознания общества. При этом при собирании ассоциативных норм всегда важен также широкий территориальный и профессиональный “охват”. Однако мы полагаем, что проблема отбора контингента, т.е. тех людей, от которых собирались или предполагаются собираться нормы и влияние их языковой личности на эти нормы, ещё далека от своего окончательного решения. Проведенные нами исследования по изучению влияния некоторых социальных и биологических характеристик личности на её вербальное поведение показали, что некоторые факторы (половозрастная принадлежность информанта, условия его жизни, уровень образования и прочее) оказывают сильнейшее влияние, как на содержательное наполнение ассоциативных полей, так и на их структуру (Горошко 1997 - 2000). К сожалению, при составлении норм большинство этих факторов практически игнорируется, что значительно снижает их репрезентативность (даже, когда объем ассоциативного поля и приближается к 1000 единиц реакций).

Нами были найдены данные о влияние большого ряда параметров на ассоциативное поведение человека. К ним могут относиться сведения:

Описанные выше факторы исследованы ещё далеко недостаточно и, к сожалению, редко когда во взаимосвязи. Абсолютно незатронутыми остались проблемы влияния на испытуемых условий существования и ситуаций протекания ассоциативного процесса при измененных состояниях сознания, в случаях, когда испытуемыми находятся под влиянием наркотического опьянения, стресса и прочее, а ведь известно, что при изучении патологии можно увидеть то, что иногда или тщательно скрывается в норме или не проявляется вовсе.

Очень редко предметом анализа становится индивидуальное ассоциативное поведение и вопросы, связанные с наличием у испытуемых определенной стратегии ассоциирования. Интересный пример по этому поводу приводит А.А. Залевская. Она заметила, что часто движимые “отвечать не как все” испытуемые пытаются давать не первую, пришедшую в голову ассоциацию, а записывать оригинальные идеи или “необычные” мысли, чтобы избежать стереотипности ответов. Так, один испытуемый (юноша – киргиз) вписал в анкету 35 личных имен. По его собственному признанию, он пытался сопротивляться своему стремлению давать стереотипные реакции (Залевская 1971, с.24). Практический опыт автора работы свидетельствует, что в случаях, когда после САЭ проводился дополнительный опрос, и у информантов спрашивали “Что Вами двигало при написании реакции?”, то часть информантов указывало – желание выделится, нарушить инструктаж и писать то, что не приходит в голову, а просто так, а иногда, наоборот, писать как все. Обзор проведенных работ показал, что учет индивидуального ассоциативного поведения в плане его мотивированности не проводился вовсе. Нам кажется, что в этом направлении необходимо совершенствовать методику проведения САЭ дальше с учетом особенностей  индивидуального ассоциативного поведения информантов.

Выводы:

  1. Методологическая модель САЭ может быть представлена следующим образом – от группы испытуемых или индивидуально от каждого информанта на определенное стимульное слово в устной или письменной форме требуется реакция первым пришедшим в голову словом. В дальнейшем эта реакция или совокупность полученных таким способом реакций становится предметом исследовательского анализа.
  2. Установлена система факторов, влияющая на достоверность данных, полученных в ходе проведения САЭ:
    • форма его проведение,
    • отбор и составление списка стимульных слов,
    • условия проведения САЭ, поведение и личность экспериментатора,
    • поведение и личность информанта.
  3. Отдельную и весьма сложную проблему составляет учет и описание собственно процесса реагирования, т.к. этот период – является латентным и недоступным прямому наблюдению экспериментатора, поэтому крайне важным условием проведения САЭ являются условия его проведения.
  4. В методическом плане при организации широкомасштабных экспериментов – для составления ассоциативных норм, словарей и т.п. – желательно предварительное проведение пилотажных экспериментов для “обкатки” формы его проведения и выбора стратегии поведения экспериментатора.
  5. Для увеличения надежности результатов и повышения их информативной значимости необходимо совершенствовать методику проведения САЭ с обязательным учетом особенностей индивидуального ассоциативного поведения информантов.

Примечание

Имеется в виду влияние диалекта на ассоциативное поведение испытуемых.

[ГЛАВНАЯ] [ИНТЕГРАТИВНАЯ МОДЕЛЬ СВОБОДНОГО АССОЦИАТИВНОГО ЭКСПЕРИМЕНТА ] [ФОРУМ]