[ГЛАВНАЯ] [ЕЛЕНА ГОРОШКО ] [ФОРУМ]

Горошко Е.И.

Гендерное пространство Интернета: анализ мужских и женских сайтов или анализ наших гендерных стереотипов?

За последнее десятилетие как феномен Интернета, так и собственно его изучение привлекают все большее количество ученых, занимающихся исследованиями общества: политологов, психологов, социологов, лингвистов. Собственно само появление Интернета существенно видоизменило все традиционные представления об обществе и его связях: «электронная паутина» охватывает самые разные социальные группы, под его воздействием происходят серьезные изменения в политической, экономической, правовой и профессиональной сферах жизнедеятельности. В связи с этим в середине 90-х годов на Западе возникает социология Интернета – быстро развивающаяся дисциплина, получившая в западной парадигме социального знания уже статус самостоятельного исследовательского направления [11]. В тоже время в Украине исследование Интернета и Интернет-коммуникаций только начинает развиваться [8]. Однако даже на Западе социологический взгляд на проблему появления новой коммуникационной среды – всемирной электронной паутины - пока еще недостаточно развит и теоретически обоснован [11].

Можно смело утверждать, что парадигма гуманитарного знания XX – XXI является антропоцентрической. В этой парадигме основное исследовательское внимание приковано к человеку (и к различным его характеристикам (в т. ч. и гендерным)). И именно гендерные аспекты Интернет-коммуникаций и анализ гендерных отношений в сети, особенности конструирования виртуальной идентичности становятся крайне актуальными при попытке понимания и описания феномена Интернет-коммуникации как в социологии, так и в гендерологии и других гуманитарных дисциплинах [7; 9].

Заметим, на настоящий момент под гендером понимают «… совокупность социальных и культурных норм, которые общество предписывает выполнять людям в зависимости от их биологического пола» [2, с.21]. Считается, что гендер представляет собой социальную организацию различий, обуславливаемых полом человека. Одновременно он является и культурологической характеристикой поведения мужчины или женщины в данном месте и в данное время. Интересно с точки зрения теории социальных ролей определяет гендер Герда Лернер, сравнивая его с костюмом, со смирительной рубашкой, в которой мужчины и женщины исполняют свои неравные танцы [15]. Но гендер – это не роль, и не совокупность психологических отношений. Гендер, прежде всего, - базовая идентичность, а гендерные отношения, по мнению российских гендерологов Елены Здравомысловой и Анны Темкиной, - это отношения стратификации, в основе которых находятся властные отношения. При этом различия мужского и женского конструируются как неравенство возможностей группы мужчин и женщин [5, с.168]. Наталья Пушкарева при описании «загадок» конструирования гендера указывает также, что гендер – это системная характеристика социального порядка, от которой невозможно избавиться или отказаться [10, с.27]. Ученая образно сравнивает категорию «гендера» с плащом кентавра Неса. Так, в древнегреческом мифе о гибели Геракла герой надевает на себя плащ кентавра, пропитанный смертельным ядом. Яд проникает в тело героя, причиняя ему нестерпимую боль. В ужасных мучениях он пытается сорвать с себя плащ, но всё тщетно. Сорвать его можно только с кожей. С гендером происходит то же самое. От него невозможно отказаться. Он постоянно воспроизводится в структурах сознания, действия и воздействия. По мнению Натальи Пушкаревой, «…главный вопрос гендерной методологии – это выяснение ресурсов создания гендера» [Там же, с.171].

Предметом моего исследования стал анализ гендерных ресурсов Интернета, т. к. именно вопрос о гендерных ресурсах является ключевым для социологии и теории гендера, в т.ч. и при изучении Интернет-коммуникаций.

Как культурный феномен (а он, безусловно, таковым является) «гендерный» Интернет на пост советском пространстве практически не изучен за исключением нескольких спорадических и крайне метафорических описаний, проведенных в работах Е. Шерман [12, 13]. По сегодняшний момент существует только одна монография в лингвистике, посвященная гендерным основам Интернет-коммуникаций [7].

Что бы каким-либо образом попытаться формализовать этот информационный сегмент и описать сайты, позиционирующие себя как мужские или как женские, вначале я решила посмотреть сколько раз слово «женщина» и слово «мужчина» появляется по поисковым системам Яндекс, Гугль и Рамблер для русского и украинского сегментов сети. Получилось следующее:

Таблица №1 Частот встречаемости страниц Интернета по ключевым словам «мужчина» и «женщина»
(поиск проведен автором работы 27.06.2005)

  Yandex Google Rambler
Женщина Результат поиска: страниц- 40101952, сайтов- не менее 20563, запросов за месяц: женщина - 277669 интернет: 1 330 000 для Женщина;
рунет: 1 210 000;
укрнет: 543 000.
Вы искали: Женщина, найдено сайтов: 309893, документов: 38785183, новых: 68307
Мужчина Результат поиска: страниц - 32319760, сайтов - не менее 15584, запросов за месяц: мужчина - 175944. интернет: примерно 1 080 000 для Мужчина;
рунет: 77 300;
укрнет: 331000.
Вы искали: Мужчина, найдено сайтов: 295199, документов:32522292, новых: 58349

По этой таблице видно, что частота употребления слова «женщина» стабильно и пропорционально превышает частоту встречаемости слова «мужчина». На слова «мальчик» и «девочка» я получила аналогичную пропорцию. Очевидно, этот факт можем объяснить несколькими причинами. Во-первых, он может свидетельствовать о маркированности всего женского в сети, а, как известно, всё маркированное исследуется и описывается чаще, чем норма [3]. Во-вторых, исходя из теории притяжения полов, противоположный пол акцентируется сильнее своего собственного. Тогда становится понятным, что в созданном мужчинами Интернете слово «женщина» должно встретиться чаще…

Аналогичная картина наблюдается и в англоязычном Интернете. Так, по статистике Михаила Эпштейна, по поисковой системе Гугль «woman» (женщина) встретилось 46,300,000, а «man» (мужчина) - 7,330,000 раза [](Эпштейн). По его же данным, для сравнения в Рунете слово "женщина" зафиксировано 17,827,988 раз, "мужчина" - 12, 212, 490, т. е. только в полтора раза меньше (точнее, 1,459, по Яндексу). Как ни странно, но точно так же распределяется в Интернете количество "мальчиков" и "девочек": "girl" - 57,500,000, "boy" - 39,400,000 (1,459, по Гуглю). В Рунете девочки (4,168,167) тоже преобладают над мальчиками (3,659,647), но в меньшей пропорции (1,11389). Автор статьи прямо указывает, что статистика словоупотреблений в Интернете может стать более надежным зеркалом общественного сознания, чем творчество любого писателя или даже опросы общественного мнения, будучи простым и достоверным средством изучения наивной "картины мира", представленной в языковом сознании его носителей – пользователей Интернета.

Поиск по тем же трем поисковым системам Яндекс, Гугль и Рамблер, проведенный автором этой статьи 27 июля 2005 года, по словосочетаниям «женский Интернет», «женский сайт» и «женщина и Интернет» показал, что женский Интернет демонстрирует «некий светский винегрет со стереотипной гендерной отдушкой». И этот винегрет может удовлетворить любые женские вкусы: от кулинарных и магических до политических и гендерно-чувствительных. Так, в нем можно найти всё: от сайтов салонов красоты и женских хобби (где преобладают гадание, колдовство и магия) и сайтов любителей латиноамериканских сериалов до веб-страниц политико-общественных организаций и проектов по охране материнства и детства. Они достаточно демократичны в силу практического отсутствия цензуры и ослабления редакторского контроля. Однако, гораздо более чем о собственно содержании женского Интернета, этот запрос дает представление о том, какие сайты позиционируют себя как «женские» (с учетом, конечно, и влияния рекламного фактора). Мне кажется, что подобного рода самопрезентация «женского» отнюдь не тождественна объективному положению дел, и чисто «номинативный подход» не показывает (да и не может показать) реальную картину параметров женских ресурсов сети. Но критерии формализации описания этих ресурсов по сегодняшний момент практически отсутствуют [5]. Выработка таких критериев, на мой взгляд, должна быть разработана в ближайшем будущем, что одинаково актуально как для гендерной теории, так и практики. Проведенный анализ также показал, что женские сетевые порталы делятся на универсальные и специализированные. Первые (к примеру, "Ассоль", "Женский клуб" или "Iwoman.ru") как бы воплощают понятие «женского мира», где есть всё, что, как считается, может затронуть женское сознание и сердце: от советов по родам до косметики, с множеством промежуточных разделов. По мнению Елены Шерман, «Сочетание столь несхожих вещей … в пределах группы сайтов, ориентированных на один и тот же сегмент аудитории - это, на первый (или мужской) взгляд, вопиющее нарушение правил, интеллектуальный винегрет, нечто вроде чичиковской заветной шкатулки, выставленной со всем содержимым на всеобщее обозрение…» [13].

Одновременно достаточно представительны в сети и женские Интернет-СМИ, носящие, как правило, развлекательный характер. Они делятся на он-лайн версии бумажных журналов и собственно сетевые, существующие только в цифровом виде ("Newwoman", "Клео", "Невестушка"). Сетевые издания, на мой взгляд, гораздо динамичнее (благодаря постоянному обновлению) и демократичнее (вероятно, опять-таки сказывается почти полное отсутствие цензуры). А вот профессиональных порталов в женском фрагменте сети немного. На этом фоне выгодно выделяется в Рунете портал Женских инициатив (http://www.owl.ru), а в украиноязычном сегменте сети - портал Украинского женского фонда (http://www.uwf.kiev.ua), где достаточно удачно размещены грамотно подобранные гендерные ресурсы по научной и общественной тематике, включая, например, базу гендерных ресурсов Интернета и первую в СНГ электронную версию словаря гендерных терминов, который сыграл немаловажную роль в институализации гендерных исследований на всём пост советском пространстве. Примечательно, что один из «типичных» по дизайну женских сайтов (www.ABCwoman.com), помимо кулинарии и техники соблазнения, предлагает также блок научных статей о женщине в Интернете (среди авторов – часто цитируемая в этой работе Елена Шерман) [12, 13].

Просмотренные мною первые десять сайтов, которые мне «выдала» поисковая система Гугль в июле 2005 года на словосочетание «женский сайт», поражают своим спектром и диапазоном в «сочетании НЕсочетаемого» даже в пределах одной страницы с одновременным тиражированием патриархатных установок и стереотипов, рассматривающих первостепенную роль женщины только или как объекта сексуальных желаний, или как хранительницу домашнего очага и устоев домостроя. Женский сегмент сети напомнил мне культурный феномен русского лубка: упрощение и стереотипизация всего женского в этом секторе, а также простота и яркость его образов (наверное, именно поэтому эти сайты должны быть необычайно близки и понятны, по мнению их авторов, простым женщинам, женщинам «без божеств» и сильных интеллектуальных устремлений). Об этом же говорит (только несколько метафоричнее) и Е. Шерман, сравнивая, например, женский Рунет с собранием сокровищ старой девы, заключенных в резной деревянный ларец, где в беспорядке находятся старые письма вперемежку с засушенными цветочками, сентиментальные открытки, дамские дневники а ля моей любимой подружке и мотки ниток для вышивания [13]. Так же исследовательница сравнивает их с домом, «…где должно быть все: и дети, и кухня, и спальня, и охи-ахи при просмотре телесериала, и шторы в тон обоям, и святочные гадания, и пасхальные куличи: дома, где должен быть порядок, лад, и где все должно быть красиво» [Там же].

Обустройству в сети подлежит как приватная сфера женской активности, так и публичная, и это обустройство идет очень активно [6]. При этом грань между публичным и приватным достаточно зыбкая, а иногда и еле ощутимая: и это, наверное, является чертой виртуальной культуры в целом (однако это предварительная гипотеза, которая ещё нуждается в доказательстве).

Поиск по системе Гугль, проведенный в начале августа 2005 года по словосочетаниям «мужской интернет», «мужчина и интернет» и «мужской сайт», показал, что в качестве мужского номинативно презентируется и тиражируется через Интернет. Аналогичный беглый просмотр уже первых десяти сайтов по этому запросу показал, что при сравнении с женским сегментом сети профессионализм здесь выше и «мещанские» установки не проступают столь явственно. Создается впечатление, что русский мужчина крайне обеспокоен проблемами своего здоровья (больше половины «выданных» сайтов касались укрепления мужского здоровья и поддержки правильного образа жизни). Мужской сегмент сети, показался мне, и более однообразным. Я думаю, что сегмент сети, «позиционирующий» себя как мужской Интернет, выражает своеобразную общественную реакцию на тезис «А как бы женщины хотели нас увидеть?» (В этой связи для анализа гендерных стереотипов, интересно было бы проследить, а как и кем создается мужской и женский сегменты сети?)

Грань же между приватным и публичным проходит достаточно резко. Нет столь выраженного «смешения» всего со всем.

Не применима здесь и метафора обустройства дома. Мужской сектор сети более инструментален, прагматичен. Если же использовать язык метафор, то мужской Интернет – это справочник, набор ресурсов, а женский - виртуальное жилище.

Заметим также, что ничто так не характеризует культурное состояние общества, как самочувствие так называемых "обычных" людей, не склонных к теоретизированию. Я думаю, что Интернет прекрасно иллюстрирует то, как простым людям живется с гендерными стереотипами. Живется не слишком гладко, ибо стереотип на то и стереотип, чтобы подминать под себя непокорную реальность [1]. Например, женщинам явно мешает миф о том, будто они знают компьютер заведомо хуже мужчин, или женщина – хакер – это миф. Однако стереотип недолговечен, и на смену нынешних придут другие. И наивно предполагать, что как только мы «…разоблачим окаянные стереотипы, как сразу настанет прекрасная новая жизнь со сплошным гендерным равенством и братством. Думается, однако, что все сложнее. Если мы и имеем дело со сменой культурных эпох, что вполне вероятно, то основу следующей эпохи составит очередной набор стереотипов, в том числе и гендерных. Просто они будут другими» [Там же]. А Интернет в силу своей глобальности и быстроты развития помогает как предсказывать, так и быстро распространять любые стереотипы…

Итак, какова же гендерная перспектива сети? Анализ женских электронных ресурсов показал, что идет формирование новой гендерной парадигмы - с собственной историей, мировоззрением, ценностями и стратегиями. При этом гендерная парадигма как Интернета, так и, наверное, всего гуманитарного знания в целом развивается по трем аспектам:

Однако на извечный вопрос о «хозяине» виртуальных ресурсов, я бы ответила однозначно – хозяин виртуального пространства пока мужчина. При этом символическое, виртуальное, женское всё равно маркируется и становится маргинальным.

Можно говорить как о противопоставлении в сети «мужское/женское», так и на сильном противостоянии в самом женском Интернете между «традиционным» (патриархатным) и «новым» (феминистским). И я думаю, эти две тенденции будут развиваться параллельно…

Что касается публичной и приватной сферы электронного пространства, то тут также существует некоторая особенность: нет четкой границы между публичным и приватным, личным и общественным. Причем в женском секторе Интернета эта тенденция проявляется ярче.

 

Литература

  1. Балла О. Испытаем гендер на прочность. Интернет-публикация (http://exlibris.ng.ru/koncep/2005-06-23/5_gender.html), 2005.
  2. Воронина О. А. Теоретико-методологические основы гендерных исследований // Теория и методология гендерных исследований. Курс лекций/ Под общ. ред. О. А. Ворониной.- М.: МЦГИ – МВШСЭН – МФФ, 2001, с.с. 13-106.
  3. Горошко Е. И. Особенности мужского и женского вербального поведения (психолингвистический анализ). Автореферат канд. дисс. на соискание степени канд. филол. наук, М., 1996. - 24с.
  4. Горошко О. І. Інтернет – жінкам: мрія чи реальність // Ресурси Інтернет для жінок (довідник). – Київ: Українській жіночій фонд. – 2004, с.с. 3-8.
  5. Здравомыслова Е., Темкина А. Социология гендера // Введение в гендерные исследования. Ч.1, Харьков: ХЦГИ – СПб: Алетейя. – 2001. – с.с.147-173.
  6. Каспэ, И. Дом на экране: aтрибуты и символы домашнего пространства в интернет-средах // Russian-cyberspace.org: Интернет-публикация (http://www.ruhr-uni-bochum.de/russ-cyb/library/texts/ru/kaspe_home.htm), 2005.
  7. Компанцева Л. Ф. Гендерные основы Интернет – коммуникации в постсоветском пространстве. – Луганск: Знание, 2004.
  8. Краснокутьська Ю. С. Internet як Mass-Media: Основні теоретичні-методологічні підходи // Методологія, теорія та практика соціологічного аналізу сучасного суспільства. Зб. Наук. праць, Харків, 2005. – с.с. 441-444.
  9. Митина О. В., Войскунский А. Е. Интернет в гендерном измерении // Введение в гендерные исследования. – М.: Аспект-Пресс, 2005, с.с. 204-216.
  10. Пушкарева Н. Л. Гендерные исследования: рождение, становление, методы и перспективы в системе исторических наук // Женщина, гендер, культура, М.: МЦГИ, 1999. - с.с. 15-35.
  11. Стребков Д. О. Социология Интернета. Интернет-публикация (http://www.ecsocman.edu.ru/db/msg/114300/about.html), 2003.
  12. Шерман Е. Портрет кибервумен или миф о женщине в сети. Интернет-публикация (http://www.russ.ru/netcult/20030902_sher.html), 2002.
  13. Шерман Е. Женский Интернет. Интернет-публикация (http://www.russ.ru/culture/network/20040212_sherman.html), 2004.
  14. Эпштейн М. Мужчина и женщина по-английски. Интернет-публикация (http://studynlp.narod.ru/pt132.html), 2004.
  15. Lerner, G. The Creation of Patriarchy, New-York-Oxford: Oxford University Press, 1986.

При просмотре этих сайтов, я даже забыла, что я нахожусь как бы в XXI веке и анализирую новейшую коммуникативную среду – Интернет.

К сожалению, исследований на эту тему нами найдено также не было.

 

 

© Горошко Е.И.

[ГЛАВНАЯ] [ЕЛЕНА ГОРОШКО ] [ФОРУМ]