[ГЛАВНАЯ] [ЧЕХОВ:ПРОБЛЕМЫ ПОЭТИКИ. ] [ФОРУМ]

Камчатнов А.М., Смирнов А.А.

Глава 1.5

Для простоты изложения мы до сих пор использовали те рассказы, в которых Дом Обыденности и Дом Мечты представляли собой реальные пространственные объекты - дом, усадьбу, город, страну. Переход из Дома Обыденности в Дом Мечты - это прежде всего реальное передвижение в пространстве, которое герой расценивает как "бегство" и "обретение": он "бежит" из того места, где строй жизни угнетает его своим однообразием, унылостью и пошлостью, "бежит" туда, где, как ему кажется, его жизнь будет интересной и содержательной.

Однако во многих произведениях Чехова содержание Дома Обыденности и Дома Мечты не получает пространственного оформления. В этих случаях термины Дом Обыденности и Дом Мечты обозначают понятия образа жизни, любви, богатства, религии и пр., то есть употребляются метафорически. Рассмотрим несколько таких случаев.

В рассказе "Сапожник и нечистая сила" Дом Обыденности Федора Нилова - его бедная жизнь сапожника, состоящая из сплошных запретов, а Дом Мечты - богатство и связанной с ним, как ему кажется, отсутствие запретов. Получив(во сне) от черта богатство, то есть "поселившись" в Доме Мечты, Федор обнаруживает, что богатство не лучше бедности, что жизнь богатого также построена на запретах, которых Федор раньше не замечал. Дом Мечты стал его новым Домом Обыденности.

Мисаилу Полозневу ("Моя жизнь") неприятен весь уклад жизни интеллигентного слоя общества в городе, где он живет, прежде всего жизнь его отца. Это его Дом Обыденности. "Бегством" является его переход в парии общества, среди которых, как ему кажется, он обретет смысл жизни.

Дом Обыденности фельдшера Ергунова ("Воры") - социально разлинованная жизнь докторов, фельдшеров, купцов, писарей, мужиков, которая представляется ему несвободной: "И кто это выдумал, кто сказал, что вставать нужно утром, обедать в полдень, ложиться вечером, что доктор старше фельдшера, что надо жить в комнате и можно любить только жену свою?"(7.325). Его Домом Мечты становится вольная жизнь воров: "Ах, вскочить бы на лошадь, не спрашивая, чья она, носиться бы чертом наперегонку с ветром по полям, лесам и оврагам, любить бы девушек, смеяться бы над всеми людьми..."(7.525). "Бегство" из Дома Обыденности и "поселение" в Доме Мечты, то есть превращение Ергунова в вора, не сделало его свободным и не избавило его от обидных вопросов об устройстве общества, лишь заменило одни вопросы на другие: "Хорошо создан мир, только зачем и с какой стати, - думал фельдшер, - люди делят друг друга на трезвых и пьяных, служащих и уволенных и пр.? Почему трезвый и сытый покойно спит у себя дома, а пьяный и голодный должен бродить по полю, не зная приюта? Почему кто не служит и не получает жалования, тот непременно должен быть голоден, раздет, необут? Кто это выдумал!? /.../ Почему если он вчера унес чужой самовар и прогулял его в кабаке, то это грех? Почему?(7. 325-326). Теперь его Дом Мечты - это жизнь лесных зверей и птиц: "Почему же птицы и лесные звери не служат и не получают жалованья, а живут в свое удовольствие?"(7.325).

Дом Мечты для Зинаиды Федоровны ("Рассказ неизвестного человека") - это мужчина, в котором она видит героя и которого любит за героизм. Когда же обнаруживается, что он не герой, он становится Домом Обыденности и она бежит от него. Точно так же для Ольги Ивановны ("Попрыгунья") Дом Мечты - мужчина, которого она считает талантливым.

Астров в "Дяде Ване", Вершинин в "Трех сестрах", Надя Шумина в "Невесте" , признавая всю настоящую действительность Домом Обыденности, приписывают качества Дома Мечты отдаленному будущему.
Астров: "Те, которые будут жить через сто, двести лет после нас и которые будут презирать нас за то, что мы прожили наши жизни так глупо и так безвкусно, - те, быть может, найдут средство, как быть счастливыми. А мы..."(13.108).
Вершинин: "А пройдет еще немного времени, каких-нибудь двести-триста лет, и на нашу теперешнюю жизнь также будут смотреть и со страхом, и с насмешкой, все нынешнее будет казаться и угловатым, и тяжелым, и очень неудобным, и странным. О, наверное, какая это будет жизнь, какая жизнь!"(13.163).
Надя Шумина: "О, если бы поскорее наступила эта новая, ясная жизнь, когда можно будет прямо и смело смотреть в глаза своей судьбе, сознавать себя правым, быть веселым, свободным! А такая жизнь рано или поздно настанет!"(10:219).

Итак, качество жизни, которое раздражает героя и понуждает его к бегству, и ценности, которыми он мечтает овладеть, не всегда прикрепляются у Чехова к какому-либо месту. Эти смыслы могут воплощаться и в человеке, и во времени, и в образе жизни, и в мировоззрении. Если мы примем это во внимание и будем употреблять термины Дом Обыденности и Дом Мечты не только в прямом, но и в переносном значении, то это расширит сферу применения этих терминов и увеличит их познавательную ценность. Таким образом, Дом Обыденности - это термин, который обозначает вообще некий отрицательный для героя смысл, понуждающий его к бегству, а Дом Мечты - это термин, который обозначает вообще некий положительный смысл, который герой под влиянием Болезни Коврина приписывает чему-либо и чем стремится овладеть ("поселиться").

[ГЛАВНАЯ] [ЧЕХОВ:ПРОБЛЕМЫ ПОЭТИКИ. ] [ФОРУМ]