[ГЛАВНАЯ] [УГОЛОК СТАРЕЙШЕГО ПОЧЕРКОВЕДА ] [ФОРУМ]

Н.А.Городко

О самозванной царевне Анастасии

(с) Н.А.Городко, 2000, 26 октября.

Точно уже не помню, пожалуй, где-то лет пять назад мне позвонил один знакомый, бывший начальник. Сказал, что у них собираются делать большую экспертизу, материалы интересные, но надо их предварительно посмотреть, чтобы определиться, имеет ли дело экспертные перспективы, то есть решаемо оно или нет. Привез несколько ксерокопий и оставил на пару дней.

Материалы действительно оказалиь любопытными. Бывают в истории загадки, которые никак не желают разгадываться. Разгадаешь, все вроде ясно, а она (загадка) тут как тут - снова выскакивает, и все по новой. Так происходит и с невинноубиенной дочерью Николая II Великой княжной Анастасией. Я слышал, что было несколько авантюристок, претендовавших на роль чудесно спасшейся царевны (так по-народному, по-сказочному, по-моему, писать уместнее), с одной из них пришлось столкнуться и мне.

Оказалось, что моя пертендентка обнаружилась в Грузии, фамилия у нее тоже грузинская - как сейчас помню, Билиходзе. Грузия вообще в последнее время становится каким-то сказочным местом, то сестру Путина там найдут, тоже грузинку, то вот царскую дочь. Это я так, не по делу. А по делу привезли мне ксерокопии трех писем настоящей Анастасии, написанных в 1913, 1916 и 1917 годах. Все письма адресованы папе, Николаю II. Все похожи на подлинные - на каждом, на обороте, стоит штамп Государственного архива РФ, номера фонда хранения, описи и архивного дела, подпись хранителя. Впрочем, не мое дело проверять подлинность материалов. У того, кто принес, должны быть все удостоверяющие документы, где, когда, как получил, иначе суд экспертизу не примет.

Сами письма оказались интересными. Наверное, они где-нибудь уже напечатаны, но посмотреть на них еще раз не помешает. Ксерокопии не очень хорошего качества, да и писала царевна не слишком разборчиво, поэтому даю печатную расшифровку, алфавит для простоты заменяю на современный.

Первое письмо, 1913 год:

 

8 мая 1913 Ц.С.
Среда
12 ч. 30 м.

Душка мой Милый и Дорогой Папа!!!

Я очень хочу тебя видеть. Я только что кончила урок арифметики и кажется не плохо. Мы поедем в школу нянь я очень рада. У нас сегодня дождь и очень сыро. Я у Татьяны в комнате Татьяна и Ольга тут. Скажи Бобу когда ты его увидешь что я его еще буду бить, и что у меня руки чешутся. Я очень стараюсь выводить червей а Ольга говорит что я воняю, но это не правда. Когда ты приедешь то я буду у тебя купатся в ванне. Я надеюсь что ты незабыл мой анегдот который я говорила во время прогулки. Я сижу и копаю нос левой рукой. Ольга хотела дать мне плюху но я убежала от ее свинской руки. Я надеюсь что ты взял хорошую карточку Алексея, и покажи всем. Татьяна дура как всегда. Сто раз тебя целую дорогой мой и душка Папа. Ольга поправляет себе брюки. Когда ты приедишь то - я тебя буду встречать на станци. Будь весел и здоров. Крепко жму руку и лицо. Думаю о тебе. Любящая тебя всегда везде и пишу дочка

Анастасия.

Не буду вдаваться в филологическую критику текста, такой задачи пердо мной не ставили. Мне нужно было определить особенности почерка и для этого правильно прочитать написанное. Текст вполне читабелен, почерк предполагаемым обстоятельствам соответствовал - по крайней мере письмо написано пером, почерк сформирован по дореволюционной прописи, похож на женский, но по-детски неряшливый.

Впрочем, вот второе письмо, 1916 год

11 января 1916 г.
Царское Село

Мой Дорогой Папа Душка,

Я все лежу но кажется завтра я встану в первый раз. Бронхит у меня уже прошел. Утром до завтрака я лежу у себя пишу или Шура читает а завтрать я иду в игральную и там я ложусь в постель. Мама приходит к чаю и сидит до 6 ч. Алексей был вчера в очень воинственном настроении что он только не делал такой был смешной что ужас. Теперь очень хорошая погода солнце выходит и не много тает т.ч. совсем тепло и хорошо. Завтра уже месяц что I сотня ушла из Могилева. Вчера мы все писали тете Ольге т.к. какойто человек поехал туда. Так жалко что лапатку <метатеза в слове "палатка"?> убрали но я надеюсь что теперь тебе дали новую или ту же самую. Мордвинов наверно мил да? Мы скоро будем уже завтракать с Алексеем но он не скоро кончит а я в 10 м. или еще скорей буду готова.Мама сейчас будет на балконе сидеть с Марии. "Ортипо" и "Джой" Тебе просили очень кланется и сказать что она скучает без Тебя. Мне очень скучно тут сидеть в постеле и в лазарет в наш нельзя и не выходить - то отчайно скучно. Кре пко ужасно тебя целую 10000000 раз. Храни Тебя Бог. Любящий тебя твой верный и преданный

Каспиец

Приписка на первой странице:

Кланяйся Мордвинову Силаеву адмиралу и твоим. Все крепко цилуют.

Некоторые слова читаются неуверенно, особенно одно прозвище - слишком плохая копия. Собирался проконсультироваться с историками, но не довелось. Может, как-нибудь потом получится.

Третье письмо, 1917 год:

10 1/2 утра.

25 февраля 1917 г.
Царское Село.

Мой Золотой Папа Душка.

Сижу я сейчас в полу темной комнате у Ольги и Татьяны. Они очень крепко Тебя целуют, лежат и ничего особенного не делают. Температура у них не много сейчас повышенна. У Алексея я не была т.к. он еще спал. Я и Мари

<наверное, здесь пропущена страница>

на писать, но я не могу ему писать т.к. наверно скоро заболею. Ну, вот мой Дорогой Папа Душка я теперь кончю. Крепко ужасно Тебя целую и люблю! 1000000. Бог с Тобой. Всего хорошаго. Любящий Тебя Твой верный и преданый

Каспиец

Графического материала в письмах не так много, но все-таки достаточно. Имеется некоторая динамика - между первым и вторым письмом временной разрыв в три года, между вторым и третьем - в год (общий интервал - четыре года). Это особенно важно для детских и юношеских почерков, когда навыки активно формируются и можно проследить направление их формирования. Короче говоря, материал пригоден для решения почерковедческих вопросов. То, что все три письма написаны одной рукой, здесь доказывать не буду, и так видно.

Хуже обстояли дела с образцами почерка кандидатки в царевны. Как мне было объяснено, сейчас она писать по старости уже не способна, а старых ее записей почти не осталось. Нашлись две какие-то записки в несколько слов, предположительно датированные 1960-1970 годами, написанные пером, шариковой ручкой и карандашом. На одной из них внизу, действительно, дрожащей старческой рукой поставлена дата - 15 марта. 95 г - писать, похоже, ей действительно нелегко.

На обеих ксерокопиях просматриваются оттиски неразборчивых штампов с надписями на грузинском языке, впрочем, доказывать документальную подлинность образцов, как я уже говорил, не моя задача. Важно, что почерк достаточно выработан, устойчив - в общем, стуация тяжелая, но все же есть, что исследовать.

Посмотрел я материалы и, как обещал, через два дня рассказываю и показываю своему знакомому-начальнику предварительные результаты. Демонстрирую самые характерные различия. Например, буквы "а" и "д" в письмах у княжны начинаются петлей внутри овала, а в записях кандидатки - штрихом слева от овала:

Надстрочный штрих в букве "б" у княжны дуговой по форме и смещен вправо, в записях кандидатки - угловатый и слегка смещается влево:

В букве "в" в письмах надстрочная петля сужается кверху, овал связан с последующей буквой дуговым или угловатым штрихом; в записях надстрочная петля кверху расширяется, а овал связывается с последующей буквой с помощью петли:

Буквы "д" просто пишутся по-разному: в первом случае с подстрочной петлей, во втором - с надстрочной:

Первый полуовал в букве "ж" связывается с последующими частями буквы разнонаправленными движениями: у княжны - левоокружным, у кандидатки -правоокружным:

В первой части рисунка буквы "з" рука движется в разных направлениях: в письмах это движение восходящее, в записях - нисходящее:

Второй основной штрих в букве "и" различается по размеру: у княжны он укороченный, у кандидатки - удлиненный:

Знак краткости у буквы "й" в письмах начинается низко, над самой буквой и заворачивается налево; у кандидатки он начинается высоко и направлен вправо:

В букве "к" у княжны второй штрих увеличенный и пишется восходящим движением, в записях этот штрих среднего размера и нисходящий:

Средний соединительный штрих в букве "н" в поздних письмах княжны (1916-1917 годы) стал упрощенным и начинается в нижней части буквы, в записях он начинается от середины первого штриха, как в прописях:

Овал в букве "о" у княжны обрывается вверху строки, в записях линия загибается внутрь овала, до его середины:

Предварительный штрих буквы "п" у княжны удлиненный, у кандидатки - среднего размера:

Буква "р" связывается с последующей буквой различными движениями: в письмах оно нисходящее и левоокружное, в записях - восходящее и правоокружное:

Завиток буквы "с" у княжны маленький, у кандидатки - увеличенный:

Высота штрихов при написании буквы "т" и буквы "у" в письмах уменьшается слева направо, в записях, напротив, увеличивается:

Завершающие подстрочные штрихи в буквах "ц" и "щ" являются разнонаправленными: у княжны они правоокружные, в записях - левоокружные:

В письмах буква "ч" имеет предварительный штрих, в записях он у буквы "ч" отсутствует:

Последняя буква алфавита, буква "я" тоже пишется по-разному: в письмах она завершается коротким штрихом, преимущественно левоокружным; в записях - удлиненным и правоокружным:

Графика заглавных букв менее характерна и устойчива к произвольным изменениям, чем графика строчных букв, тем не менее, и здесь между рукописями княжны и записями кандидатки были значимые различия, которые не стоило игнорировать при анализе. Обращает на себя внимание соединительный штрих в букве "А": у княжны он выходит за пределы рисунка буквы, в записях расположен внутри нее:

В букве "В" у княжны первый полуовал удлиннен вверх, между ним и нижним (вторым) полуовалом дуговая связь; в записях же верхний полуовал средней высоты и связан с нижним угловатой связью:

Полуовал в букве "Д" в письмах суженный и начинается с левоокружного движения; в записях он расширенный, начинается правоокружным движением:

У княжны горизонтальный элемент в букве "П" начинается с большого предварительного штриха, в записях кандидатки - с укороченного:

Цифры в исследуемых рукописях, как мы видели, употребляются нечасто, но и в тех, что встретились, имеются немаловажные различия. Различается ширина верхней части и направление заключительного штриха в цифре "2":

Цифра "6" у княжны начинается с нисходящего движения, в записях - с восходящего:

В цифре "7" у княжны есть предварительный штрих, а дополнительный штрих пишется горизонтально; кандидатка пишет цифру "7" без предварительного штриха, а дополнительный расположен наискосок:

В цифре "9" у княжны и кандидатки наблюдается различная ширина угла между осью овала и основным штрихом:

Конечно, в почерках княжны и кандидатки имеется и много общего, особенно в отдельных вариантах букв. См., например, некоторые особенности выполнения "л", "ы", "ь", "я":

способ связи буквы "о" с последующей буквой:

Однако подобные совпадения, как и привычка к написанию предварительных штрихов у букв, стоящих в начале слова, относительно часто встречаются в почерках, которые формировались на основе дореволюционных прописей и по правилам дореволюционного чистописания.

В принципе, того, что было уже сказано, вполне достаточно для аргументации отрицательного экспертного вывода, и на этом можно было бы остановиться, признав претензии кандидатки в Великие княжны и царевны неосновательными. Но не надо забывать, что письма к своему венценосному папе писала девочка, юная девушка, тогда как образцы для сравнения получены от пожилой женщины, почти старухи. С одной стороны мы видим почерк в стадии формирования, с другой мы видим явные следы разрушения двигательных навыков. Между почерковыми реализациями лежит разрыв в пятьдесят лет, который никак нельзя сбрасывать со счетов; как правило такая временная дистанция в почерковедении считается для идентификации непреодолимым препятствием. И уж по крайней мере требует доказывания того, что выделенные признаки одного почерка базируются на таких устойчивых био-динамических свойствах, которые никак не позволят им со временем преобразоваться в признаки другого, того, с которым проводилось сравнение.

В данном конкретном случае это могло быть доказано, и я уже было собирался перейти к повторному анализу, - показывать, как в почерке княжны на протяжении наблюдаемых четырех лет видны тенденции и направления дальнейшего развития, которые противоречат результату, имеющемуся у кандидатки в ее записях, когда мой знакомый (он же бывший начальник, по бывшей должности кое-что понимавший в почерковедении) заторопился, пообещал прийти попозже и был таков. На этом все и кончилось. Точно сказать не могу, но обещанная большая экспертиза, по-моему, так нигде и не состоялась, по крайней мере я о ней ничего не слышал, а вопрос с грузинской Анастасией с газетных полос как-то потихоньку исчез. Вряд ли я смог серьезно помешать ее претензиям. Приглядитесь к ее почерку, это почерк тяжело больного человека. Скорее всего, пожилой женщине такие авантюрные психологические нагрузки стали просто не по плечу.

Н.А. Городко. Добавление к истории о самозванной царевне

[ГЛАВНАЯ] [УГОЛОК СТАРЕЙШЕГО ПОЧЕРКОВЕДА ] [ФОРУМ]