[ГЛАВНАЯ] [СТИЛЕМЕТРИЯ ] [ФОРУМ]

Дорфман Л.Я.

Личное начало в текстах советских поэтов 1970-х годов в сравнении с предыдущей и последующей декадами

(*) Дорфман Л. Личное начало в текстах советских поэтов // Художественная жизнь России 1970-х годов: самосогласованная системная целостность / Под ред. И. М. Зоркой. - М.: Наука, 2000 (в печати).

ПРОБЛЕМА

Известно, что 70-е годы в нашей стране принято рассматривать как "застойные". Многие исследователи распространяют эту точку зрения также на область культуры и искусства. Действительно, ожидания "шестидесятников" большей демократии и свободы не сбылись, а свободомыслие и инакомыслие подавлялись или, по меньшей мере, подвергались остракизму.

Какое настроение было у советских поэтов в 70-е годы и как оно проявлялось в их текстах? Можно полагать, что одним из результатов гнетущей социальной атмосферы мог быть - в той или иной степени - эффект деперсонификации и самоотстраненности, в конечном итоге снижения личного начала в текстах поэтов. Тема моего исследования - выраженность личного начала в поэтических текстах 70-х годов. Для сравнения, поэтические тексты исследуются также в предыдущую и последующую декады.

Исследуя эту проблему, я опускаю аналитические исследования в области литературоведения и ориентируюсь прежде всего на традицию количественных исследований изменений феноменов культуры и искусства в широком эволюционном контексте. Многочисленные эмпирические исследования свидетельствуют о циклическом характере развития культуры, искусства, литературы, в том числе поэзии. В нашей стране одним из отцов этой традиции является академик Владимир Михайлович Петров (см. напр., Петров, 1991, 1998, 1999; Петров, Бояджиева, 1996), а за рубежом - Колин Мартиндейл, профессор Мэнского университета (см. напр., Мартиндейл, 1999; Martindale, 1990, 1997).

Вторым основанием моего исследования является метаиндивидуальная концепция Я, которая разрабатывается мною в русле психологической науки, но которая имеет прямые выходы в области психологии искусства, творчества и эмпирического литературоведения. Согласно метаиндивидуальной концепции, Я можно представить как персонализацию субъективной реальности, которая направлена на проектирование и отображение (с разной степенью адекватности и полноты) отношений и взаимодействий индивидуальности с ее миром. На разных уровнях анализа выявляются разные сущностные характеристики "Я". На уровне Я в целом * его способность персонализировать и интегрировать субъективную реальность. На уровне раздвоения Я выявляется его бимодальная структура: "Я" * "не-Я". На уровне первичной дифференциации "не-Я" обнаруживаются такие способы его существования, как "Они" и т.н. "лица не-Я". В конечном итоге, мы получаем 2 базисные модальности Я ("Я" * "не-Я") и его четыре субмодальности: Я-Авторское, Я-Воплощенное, Я-Превращенное, Я-Вторящее (подробнее см. Дорфман, 1998; Дорфман, Ковалева, 1999)

Непосредственными предпосылками для настоящего исследования явились 2 группы фактов. Во-первых, изучая выраженность субмодальностей Я русских поэтов в их текстах в 1-ой половине 19 века и используя для этого метод автокорреляций в русле статистического анализа временных рядов, Дорфман, Малянов и Барашкова (Dorfman, Malyanov, & Barashkova, 1998) обнаружили, что субмодальности Я подвержены эволюционным циклическим изменениям. Во-вторых, согласно эмпирическим данным Петрова, Иванченко, Харуто, Шепелевой (см. Иванченко, 1997; Иванченко, Харуто, 1999), которые изучали эволюционную динамику русской поэзии в аспекте периодичности лево- правополушарного доминирования на протяжении последних двух столетий, в начале 1970-х годов происходит переход от левополушарного к правополушарному доминированию. Эта общая тенденция обнаруживается в сдвигах от рациональности к интуитивности, от оптимизма к пессимизму, от логичности развертывания текста к спонтанности его изложения, от построения объективной картины мира к построению его явно субъективной картины.

В настоящем исследовании проверялась гипотеза о том, что в 1970-е годы советские поэты выражали субмодальности их Я в текстах в меньшей степени, чем в 1960-е и 1980-е годы. Результаты исследования носят предварительный характер.

МЕТОД

Подборка текстов
Исследования проводились на материале советской поэзии с 1960 по 1984 годы. Выбор поэтов и их текстов проводился в соответствии с принципом случайности и по критериям, близким к тем, которые разработал Мартиндейл (Martindale, 1990, 1997; Мартиндейл, 1999). Эту часть работы, включая компьютерный набор отобранных поэтических фрагментов, выполнили под руководством Петрова Харуто, Иванченко, Шепелева. (**) В соответствии с принципом случайности и на основе энциклопедических изданий были отобраны 8 наиболее известных поэтов, публиуковавшихся в исследуемый период, а именно Ахмадулина, Дудин, Евтушенко, Кушнер, Мартынов, Рождественский, Ваншенкин, Вознесенский. После того как определились имена поэтов, были взяты для анализа наиболее полные и самые последние издания их поэтических работ. Случайные фрагменты стихотворений отбирались путем применения таблицы случайных чисел. Общее количество проанализированных слов для всех поэтов составило 12214, или 1527 слов в среднем для одного поэта.

Исследуемый период времени был разделен на 1-летние периоды, всего - 25 периодов. Поэтические тексты распределились по периодам с учетом их публикации по годам. Было невозможно отобрать одно и то же количество поэтов для каждого периода. В среднем за один период анализировались тексты 4-5 поэтов (размах вариации по периодам - 2-7 по-этов). Среднее количество строк отобранных фрагментов текстов за 1 период составило 26. Общее количество проанализированных строк для всех поэтов за 1960-1984 годы составило 2994, или 26 строк в среднем на 1 поэта за 1 год.

Анализ выраженности субмодальностей Я поэтов в их текстах
В соответствии с метаиндивидуальной концепцией Я, выделялись 4 субмодальности Я: Я-Авторское, Я-Воплощенное, Я-Превращенное, Я-Вторящее. В качестве референтов субмодальностей Я использовались по преимуществу местоимения, что находится в полном согласии с метаиндивидуальным подходом к Я.

О Я-Авторском судили по личному местоимению "Я", а также возвратному местоимению "сам"/"сама". Кроме того, учитывались глаголы первого лица единственного числа в тех случаях, когда отсутствовали местоимения. О Я-Воплощенном судили по притяжательному местоимению "Мой" в разных родах и числах. О Я-Превращенном судили по местоимениям второго и третьего лица в разных родах и числах. О Я-Вторящем судили по личному местоимению "Я" в косвенных падежах - "Меня". "Мне", "Мною".

Первичные сырые показатели по каждой субмодальности Я по отдельности представляли собой накопленные частоты по анализируемым фрагментам текстов, которые затем усреднялись в пересчете на 4 строки. Вначале по годам вычислялись показатели субмодальностей Я для фрагментов текстов каждого поэта по отдельности. Затем по годам вычислялись усредненные показатели субмодальностей Я для фрагментов текстов всех анализировавшихся поэтов.

Статистические расчеты
Построение модели эволюционных кривых субмодальностей Я в поэтических текстах проводилось методом анализа временных рядов ARIMA в программном пакете "Statistica for Windows, Version 5" на персональном компьютере "Пентиум". Количество лагов было 20. В качестве единицы времени отбирались 5-летние отрезки. Для построения модели эволюционных кривых первичные данные подвергались трансформации с помощью фильтра 4253H. Достоверность трансформированных эволюционных кривых контролировалась значениями автокорреляций.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

Получена модель эволюционных кривых субмодальностей Я в поэтических текстах за период 1960-1984 годы. О достоверности этой модели можно судить по данным автокор реляций. В табл. 1-4 приведены данные автокорреляций для субмодальностей Я-Авторское, Я-Воплощенное, Я-Превращенное, Я-Вторящее, соответственно.

 

Таблица 1. Автокорреляции переменной Я-Авторское по материалам советской поэзии в период с 1960 по 1984 гг.

 

Лаги Коэффициенты автокорреляций Стандартные ошибки* Box & Ljung Q p
  ,892 ,18 22,386 ,000
  ,622 ,18 33,747 ,000
  ,301 ,18 36,545 ,000
  ,027 ,17 36,570 ,000
  -,159 ,17 37,424 ,000
  -,264 ,16 39,914 ,000
  -,315 ,16 43,646 ,000
  -,338 ,15 48,202 ,000
  -,354 ,15 53,494 ,000
  -,372 ,14 59,747 ,000
  -,393 ,14 67,201 ,000
  -,397 ,13 75,406 ,000
  -,357 ,13 82,586 ,000
  -,255 ,12 86,577 ,000
  -,102 ,12 87,288 ,000
  ,059 ,11 87,553 ,000
  ,181 ,10 90,347 ,000
  ,232 ,10 95,570 ,000
  ,213 ,09 100,672 ,000
  ,151 ,08 103,754 ,000
* В этой и последующей таблицах стандартные ошибки являются оценками “белого шума”

Таблица 2. Автокорреляции переменной Я-Воплощенное по материалам советской поэзии в период с 1960 по 1984 гг.

Лаги Коэффициенты автокорреляций Стандартные ошибки Box & Ljung Q p
 

,914

,18

23,527

,000
 

,716

,18

38,611

,000
 

,466

,18

45,286

,000
 

,216

,17

46,787

,000
  -,000 ,17

46,787

,000
  -,183 ,16

47,982

,000
  -,346 ,16

52,485

,000
  -,479 ,15

61,596

,000
  -,563 ,15

74,998

,000
  -,586 ,14

90,476

,000
  -,536 ,14

104,363

,000
  -,430 ,13

114,008

,000
  -,303 ,13

119,200

,000
  -,181 ,12

121,214

,000
  -,077 ,12

121,622

,000
 

,008

,11

121,627

,000
 

,084

,10

122,236

,000
 

,143

,10

124,218

,000
 

,172

,09

127,567

,000
 

,170

,08

131,509

,000

Таблица 3. Автокорреляции переменной Я-Превращенное по материалам советской поэзии в период с 1960 по 1984 гг.

Лаги Коэффициенты автокорреляций Стандартные ошибки Box & Ljung Q p
1

,886

,18

22,095

,000
2

,681

,18

35,733

,000
3

,437

,18

41,612

,000
4

,197

,17

42,861

,000
5

-,017

,17

42,871

,000
6

-,184

,16

44,080

,000
7

-,281

,16

47,055

,000
8

-,323

,15

51,200

,000
9

-,351

,15

56,421

,000
10

-,396

,14

63,502

,000
11

-,452

,14

73,369

,000
12

-,486

,13

85,681

,000
13

-,473

,13

98,283

,000
14

-,408

,12

108,512

,000
15

-,297

,12

114,499

,000
16

-,151

,11

116,219

,000
17

,009

,10

116,227

,000
18

,147

,10

118,327

,000
19

,223

,09

123,930

,000
20

,229

,086

131,048

,000

Таблица 4. Автокорреляции переменной Я-Вторящее по материалам советской поэзии в период с 1960 по 1984 гг.

Лаги Коэффициенты автокорреляций Стандартные ошибки Box & Ljung Q p
1 ,863 ,18 20,994 ,000
2 ,587 ,18 31,131 ,000
3 ,236 ,18 32,850 ,000
4 -,109 ,17 33,235 ,000
5 -,373 ,17 37,935 ,000
6 -,490 ,16 46,499 ,000
7 -,446 ,16 53,989 ,000
8 -,284 ,15 57,197 ,000
9 -,076 ,15 57,442 ,000
10 ,116 ,14 58,054 ,000
11 ,251 ,14 61,099 ,000
12 ,297 ,13 65,703 ,000
13 ,258 ,13 69,457 ,000
14 ,157 ,12 70,985 ,000
15 ,030 ,12 71,048 ,000
16 -,091 ,11 71,682 ,000
17 -,193 ,10 74,848 ,000
18 -,257 ,10 81,254 ,000
19 -,272 ,09 89,620 ,000
20 -,245 ,08 97,728 ,000

Приведенные в табл. 1-4 данные свидетельствуют в пользу высокой надежности предлагаемой модели.

Модель эволюционных изменений Я-Авторского в текстах советских поэтов приведена на рис. 1. Легко заметить, что представленность Я-Авторского в текстах возрастает в первые годы 60-х годов. Затем наблюдается спад вплоть до конца 60-х годов. В начале 70-х годов имеет место некоторый рост Я-Авторского, который в середине 70-х останавливает-ся, а к концу 70-х вновь растет, достигая максимума в начале 80-х годов и вновь снижается в последующие годы. В целом, можно заключить, что пики роста Я-Авторского совпадают с первыми годами 60-х и 80-х. В первой половине и в середине 70-х годов спад представленности Я-Авторского в текстах советских поэтов оказывается наиболее существенным.

Модель эволюционных изменений Я-Воплощенного в текстах советских поэтов приведена на рис. 2. Можно заметить, что представленность Я-Воплощенного в текстах возрастает в первые годы 60-х годов. Затем наблюдается спад вплоть до начала 70-х годов. В 70-е годы представленность Я-Воплощенного в текстах вновь возрастает, достигая максимума в начале 80-х годов и вновь снижается в последующие годы. В целом, пики роста Я-Воплощенного совпадают с первыми годами 60-х и 80-х, но выраженность Я-Воплощенного в 80-е годы не достигает уровня, достигнутого в первые годы 60-х годов. В первые же годы 70-х представленность Я-Воплощенного в текстах советских поэтов падает до самой низкой величины.


Рис.1 Изменение субмодальности Я-Авторское в поэтических текстах


Рис.2 Изменение субмодальности Я-Воплощенное в поэтических текстах

Модель эволюционных изменений Я-Превращенного в текстах советских поэтов приведена на рис. 3. Представленность Я-Превращенного в текстах оказывается самой высокой в 1960 году и в 1980-е годы. Заметный спад выраженности Я-Превращенного в текстах наблюдается во второй половине 60-х годов. В эти же годы представленность Я- Превращенного в текстах советских поэтов падает до самой низкой величины. Я-Превращенное несколько растет в первой половине 70-х годов и существенно возрастает во второй половине 70-х, достигая максимума в начале 80-х годов. В целом, можно заключить, что пики роста Я-Превращенного совпадают с первыми годами 60-х и 80-х. Во второй половине 60-х годов спад представленности Я-Превращенного в текстах советских поэтов оказывается наиболее существенным, а в первой половине 70-х имеет место его незначительный рост.


Рис.3 Изменение субмодальности Я-Превращенное в поэтических текстах

Модель эволюционных изменений Я-Вторящего в текстах советских поэтов приведена на рис. 4. Представленность Я-Вторящего в текстах оказывается самой высокой опятьтаки в начале 60-х годов. Затем наблюдается продолжительный спад, который достигает наибольшей глубины в конце 60-х годов. Я-Вторящее несколько растет до середины 70-х годов и вновь снижается во второй половине 70-х и в 80-е годы. В целом, пики роста Я-Вторящего совпадают с началом 60-х и серединой 70-х годов, но выраженность Я-Вторящего в середине 70-х годов оказывается значительно ниже уровня, достигнутого Я-Вторящим в начале 60-х годов. В свою очередь, наибольшие спады в представленности Я-Вторящего в поэтических текстах приходятся на конец 60-х - начало 70-х, а также на конец 70-х - начало 80-х годов.


Рис.4 Изменение субмодальности Я-Вторящее в поэтических текстах

Далее сопоставим уровни выраженности в поэтических текстах разных субмодальностей Я между собой. Эволюционные кривые, характеризующие все четыре субмодальности Я, приведены на рис. 5.


Рис.4 Изменение субмодальностей Я в поэтических текстах

На рис. 5 отчетливо видно, что на протяжении всех лет изучавшегося периода Я-Превращенное имеет более высокий уровень представленности в поэтических текстах, чем другие субмодальности Я. Далее - по уровню выраженности - следует Я-Авторское. Правда, в конце 60-х и начале 70-х годов Я-Вторящее существенно сближается с Я-Авторским. Однако в остальные периоды выраженность Я-Вторящего оказывается все же значительно ниже, чем Я-Авторского. Наконец, наиболее низким оказался уровень выраженности Я-Воплощенного, что особенно заметно в первую половину 70-х годов. Правда, в середине и во второй половине 70-х годов уровень Я-Воплощенного слегка растет, а в 80-е годы даже чуть превосходит уровень Я-Вторящего. Иначе говоря, в первой половине 80-х годов уровни выраженности Я-Воплощенного и Я-Вторящего практически сближа-ются.

Все вышеизложенное позволяет сделать следующие главные выводы:

  1. В период с 1960 по 1984 годы обнаружены циклические изменения представленности всех 4-х субмодальностей Я - Я-Авторского, Я-Воплощенного, Я-Превращенного, Я-Вторящего - в текстах советских поэтов.
  2. Как правило, наиболее высокие уровни представленности субмодальностей Я в по-этических текстах имели место в начале 60-х и в конце 70-х - начале 80-х годов. Наиболее низкие уровни представленности субмодальностей Я в поэтических текстах имели место в конце 60-х и в первой половине 70-х годов.
  3. Соотношение уровней выраженности субмодальностей Я по отношению друг к другу оказалось достаточно устойчивым и слабо подверженным влиянию времени. По уровню выраженности в поэтических текстах обнаружилась следующая иерархия субмодальностей Я: Я-Превращенное, Я-Авторское, Я-Вторящее, Я-Воплощенное.
  4. Полученные данные в целом подтвердили и конкретизировали выдвинутую гипотезу: наиболее низкие уровни представленности субмодальностей Я в поэтических текстах имели место в конце 60-х и в первой половине 70-х годов.

Примечания:

* В основу данной статьи положен доклад, с которым автор выступил на международной конференции по русской культуре 1970х годов в Государственном институте искусствознания 17-19 мая 1999 г. К тексту

** Выражаю благодарность Петрову, Харуто, Иванченко и Шепелевой за предоставленную мне возможность работать с их компьютерными файлами поэтических текстов. К тексту

Литература:

Дорфман Л. Я. Экзистенциальное Я: теоретико-эмпирическая модель для решения экзистенциальных проблем // Психологическое обозрение, 1998. - № 2. - С. 6-19.

Дорфман Л., Ковалева Г. Полимодальность "Я" и креативность мышления // Творчество в искусстве - искусство творчества / Под редакцией Л. Дорфмана, К. Мартиндейла, В. Петрова, П. Махотки, Д. Леонтьева, Дж. Купчика. * Москва: Наука; Пермь: Пермский государственный институт искусств и культуры, 2000. - С. 215-241.

Иванченко Г. В. Эволюция асимметрии в поэтических текстах // Проблемы информационной культуры. Вып. 5. Эстетика: информационный подход. * М.: Смысл, 1997. * С. 114-123.

Иванченко Г., Харуто А. Эволюционная динамика системы поэтического творчества (русская поэзия 1800-1980) // Творчество в искусстве - искусство творчества / Под редакцией Л. Дорфмана, К. Мартиндейла, В. Петрова, П. Махотки, Д. Леонтьева, Дж. Купчика. * Москва: Наука; Пермь: Пермский государственный институт искусств и культуры, 2000. - С. 485-501.

Мартиндейл К. Об эмоциях ли поэзия? // Творчество в искусстве - искусство творчества / Под редакцией Л. Дорфмана, К. Мартиндейла, В. Петрова, П. Махотки, Д. Леонтьева, Дж. Купчика. * Москва: Наука; Пермь: Пермский государственный институт искусств и культуры, 2000. - С. 502-512.

Петров В. М. Прогнозирование художественной культуры (Вопросы методологии и методики.) - М.: Наука, 1991.

Петров В. М. Информационное мировоззрение и парадигма XXI века // Информационное мировоззрение и эстетика / Науч. ред. В. М. Петров, В. П. Рыжов. - Таганрог: Издво Таганрогского государственного радиотехнического университета, 1998. - С. 17-41.

Петров В. М. Череда эпох и эволюция искусства: опыт количественного исследования // Творчество в искусстве - искусство творчества / Под редакцией Л. Дорфмана, К. Мартиндейла, В. Петрова, П. Махотки, Д. Леонтьева, Дж. Купчика. * Москва: Наука; Пермь: Пермский государственный институт искусств и культуры, 1999 (В печати).

Петров В. М., Бояджиева Л. Г. Перспективы развития искусства: методы прогнозирования. * М.: Русский мир, 1996.

Dorfman, L., Malyanov, E., & Barashkova, E. Interacting selves through literary texts // Информационное мировоззрение и эстетика / Науч. ред. В. М. Петров, В. П. Рыжов. - Таганрог: Изд-во Таганрогского государственного радиотехнического университета, 1998. - С. 294-311.

Martindale, C. (1990). The clockwork muse: The predictability of artistic change. New York: Basic Books.

Martindale, C. (1997). Is poetry about emotion? In L. Dorfman, C. Martindale, D. Leontiev, G. Cupchik, V. Petrov, & P. Machotka (Eds.), Emotion, creativity, and art (Vol. 2, pp. 429-441). Perm: Perm State Institute of Arts and Culture.

Верстка данной статьи была реализована при поддержке Совета по международным исследованиям и обменам (АЙРЕКС) из средств, предоставленных Корпорацией Карнеги - Нью-Йорк.

[ГЛАВНАЯ] [СТИЛЕМЕТРИЯ ] [ФОРУМ]