[ГЛАВНАЯ] [КАМЧАТНОВ АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ ] [ФОРУМ]

Камчатнов А.М.

Форма аориста РЕЧЕ как знак цитации в древнерусских текстах.


(Aorist's form рече as a mark of quotation in oldrussion texts)

Занимаясь переводом Толковой Палеи на современный русский литературный язык, я неожиданно для себя столкнулся с трудностью перевода формы аориста 2-3 лица единственного числа : трудность заключалась, разумеется, не в семантике, а в том, что русский аналог этой формы глагол сказал (сказала) в одних случаях составлял естественную принадлежность синтаксиса конкретного предложения, в других случаях не желал встраиваться в русскую фразу. Сравним:

а)

(л. 61 г) - великий Павел сказал: "Наша брань не против крови и плоти, но против духов злобы тьмы века сего" (Еф. 6: 12); в этой фразе слово рече является сказуемым и естественно переводится глаголом сказал;

б)

(л. 1 б) - великий Моисей начинает повествовать, говоря: "В начале сотворил Бог небо и землю" (Быт. 1: 1); если в этой древнерусской фразе слово также считать сказуемым и перевести ее буквально, то должно получиться следующее: великий Моисей начинает повествовать, говоря: "В начале сотворил Бог, - сказал, - небо и землю" (Быт. 1: 1), - однако едва ли синтаксис этого предложения можно назвать вполне русским, мы так не пишем.

Если бы это был единичный случай, то он вероятнее всего остался бы незамеченным, был бы сочтен какой-то случайностью, возникшей, может быть, при переписке по невнимательности писца или при компилировании нескольких источников. Особенностью Толковой Палеи, однако, является то, что она буквально "соткана" из сотен цитат из Ветхого и Нового заветов, поэтому слово употребляется в тексте очень часто. По мере продвижения работы над переводом стало выясняться, что это слово употребляется двояко.

В одних случаях оно стоит рядом с подлежащим, перед ним или после него, и является его сказуемым:

и т. д.; всего по моим подсчетам глагол в функции сказуемого употребляется в тексте Палеи 516 раз.

В остальных случаях глагол , не являясь сказуемым и вообще членом предложения, выполняет одну из двух сходных функций.

Если глагол стоит внутри цитаты или непосредственно перед ней, то он является средством указания на чужую речь, на цитату; в этих случаях этот глагол нужно не переводить, а заменять его современными способами цитирования - кавычками и указанием на источник цитирования. Например:


- Праотец Исаак, благословляя Иакова, сказал: "Да даст тебе Господь от росы небесной и от влаги земной" (Быт. 27: 28).


- В Послании Коринфянам апостол Павел сказал: "Не подобает мне хвалиться, ибо я приду в видении явления Господня" (2 Кор. 12:1).


- И еще раз о Духе: "Пошлешь Дух твой - и созидаются, и Ты обновляешь лицо земли" (Пс. 103:30).


- Но как сказал евангелист, "если бы описать все знамения, которые сотворил Иисус перед своими учениками, то и самому миру не вместить написанных книг" (Ин. 21:25).


- "в мире был, и мир чрез Него начал быть, и мир Его не познал; пришел к своим, и свои Его не приняли" (Ин. 1:10-11).


- "Аврам, взяв своего отца, вышел из земли Халдейской и пришел в город Харран в земле Ханаанской и поселился там" (Быт. 11:31-32).

Если цитата очень длинная, то глагол , стоя ближе к концу цитаты, не позволяет читателю забыть, что он читает именно цитату, например:


- Великий апостол Павел пишет к евреям: "Братья! Каждому дается проявление Духа на пользу: одному дается явлением Духа слово премудрости, другому слово разума; иному вера тем же Духом, иному чудотворение тем же Духом, иному дары исцеления, иному пророчество, иному различение духов, иному разные языки, иному истолкование языков. Все это производит один и тот же Дух, каждому так, как Ему угодно" (1 Кор. 12:7-11).

В интегральном тексте Палеи я для обозначения цитаты использовал современные кавычки, а глагол выделял запятыми, указывая тем самым на его не предикативную, а модальную функцию, например:

Если же автор не цитирует точно св. Писание, а лишь более или менее свободно пересказывает его, то глагол рече функционирует как вводное слово, указывающего на то, что это не авторская, а чужая речь, например:


- Небесными силами Он называет ангелов; падение звезд на землю произойдет из-за освобождения ангелов от своей службы управления звездами (см.: Мф. 24:29).


- Земля была разнообразно украшена, море и реки наполнились рыбами, были созданы птицы, земля по повелению [Божию] произвела четвероногих, и великое множество всякого рода [живых существ] пришло к бытию (см.: Быт. 1:20-25).


- Как сказано в Писании, взял Бог праха земного и создал человека (см.: Быт. 2:5), притом Он взял не много земли, но небольшую горсть - и создал человека.

Если переводчик не различает этих функций глагола , считает его сказуемым и в любом случае стремится перевести, то у него неизбежно получится не очень корректная с точки зрения норм современного русского литературного синтаксиса фраза. Например:

Обрати внимание на великого законодателя Моисея, как он, беседуя о создании человека, и о Сыне объявляет, когда говорит: "Сказал: "Да будет твердь". Сказал: "Да прорастит земля". Сказал: "Да изведут воды"". Затем, когда пришло время о человеке говорить, то тогда произнес: "И сказал Бог: сотворим человека".

На мой взгляд, в этой фразе в трех из четырех случаев употребления формы она выполняет функцию указания на чужую речь; в русском языке эту роль выполняют кавычки, поэтому перевод формы формой сказал является излишним, русская фраза становится громоздкой и неуклюжей. По-моему, перевод должен быть таким: "Обрати внимание на великого законодателя Моисея, как он, беседуя о создании человека, являет Сына: Он говорил: "Да будет твердь", "Да прорастит земля", "Да изведут воды"; когда же пришло время говорить о [творении] человека, то он произнес: "И сказал Бог: сотворим человека"".

Среди знаков препинания, используемых в древнерусской письменности, кавычки, как известно, отсутствуют, и в то же время как будто нет такого знака, которых указывал бы на то, что следующая далее речь является чужой или даже цитатой. Как свидетельствует текст Толковой Палеи, такую функцию выполнял глагол . Несомненно, эти наблюдения над употреблением аористной формы нужно продолжить над другими текстами, но уже и теперь можно сделать вывод о том, что древнерусские писцы хорошо различали свою и чужую речь и обладали достаточно развитой культурой обращения с чужой речью, культурой цитирования св. Писания и отцов Церкви.

ПРИМЕЧАНИЯ

1.Первая публикация: Древняя Русь. Вопросы медиевистики.2004. № 1 (15). С. 14-16.

2.Палея Толковая. М.: Согласие, 2002.

3.Шестоднев Иоанна экзарха Болгарского. Слово V. Перевод Г. С. Баранковой. М., 1996. С. 161-162.

[ГЛАВНАЯ] [КАМЧАТНОВ АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ ] [ФОРУМ]